Плоды Гордыни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Плоды Гордыни » Принятые анкеты » "Черный Лебедь Императрицы"


"Черный Лебедь Императрицы"

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Знакомство

Герб дома де Богарне

https://pp.vk.me/c621319/v621319783/1bf8b/SdliMggYNbk.jpg

Имя: Эжен де Богарне|Eugène de Beauharnais. Он же "Черный Лебедь Императрицы".
Дата рождения: 9:10 века Дракона, 18 ферментума.

Раса: Человек

Принадлежность: Маршал Ее Императорского Величества Императрицы Орлея Селины I, второй сын герцога Александра де Богарне, шевалье, наместник своего старшего брата в герцогстве Карентанском и Вал Карентане. Ну и просто хороший человек. Носит титул маркиз де Кан.

Класс и специализация: Воин-витязь.

Умения и навыки: мастер партизанской войны и стратегии непрямых действий, обладающий богатым опытом благодаря тому, что несколько лет провел в Перендейле и командовал одной из повстанческих группировок, с которой сумел взять всю область вокруг под контроль (после того, как вернулся домой, повстанцы потерпели несколько поражений и Неварра снова вернула себе контроль над Перендейлом); обладает всеми умениями и навыками, свойственными шевалье. Как и любой дворянин, обучен грамоте. На досуге предпочитает чтение: помимо описания военных кампаний читает также исторические романы и, периодически, от нечего делать, листает энциклопедии, поэтому весьма эрудирован. Реформатор и неплохой администратор (во всяком случае он очень неплохо разбирается в людях и знает, кто за что может и должен отвечать). Создатель "армии нового строя", состоящей из призываемых военнообязанных людей (аристократы, в том числе и при дворе, имели обыкновение называть их "богарнешками", пока те не проявили себя на поле боя).

Имущество:
Небольшой земельный надел с центром в городке Кан, полученный в результате раздела земель мятежного герцога (с присвоением титула маркиза, вместо титула учтивости граф, который полагается младшему сыну герцога). Старший брат, Жан-Виктор де Богарне, герцог Карентанский, владеет несравненно большими землями (герцогство Карентан с центром в городе Вал Карентан), однако вынужденный продолжительное время находиться при дворе, занимаясь Игрой и упрочнением положения семьи в ней, он не может управлять своими землями самостоятельно - посему Эжен является наместником своего брата.
Из мелочей: у Эжена два боевых коня, тяжелый боевой доспех орлесианской работы, полуторный меч - трофей из Неварры и излюбленное оружие для верхового боя: кавалерийский палаш. И это только из того, чем пользуется Эжен: в его имении в Кане собрана большая коллекция холодного и древкового оружия.
Из приятных мелочей: подарок от родной сестры - подзорная труба с гравировкой "À mon cher frere" ("Моему дорогому брату").


Подробности

Внешность:
- Рост: 190 см.
- Цвет глаз: Серыо-зеленые
- Цвет волос: Шатен
- Общее описание: Довольно высокий, не щуплый, но и не отличающийся выдающейся мускулатурой, все еще молодой человек с относительно короткими вьющимися волосами и узкими, обрамляющими щеки бакенбардами.

Внешность

http://4.bp.blogspot.com/-tQTUEWYBIkU/UOmrIGoKhGI/AAAAAAAAHfk/QTR3VB7zQlA/s1600/%D0%B4%D1%8E%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8-%D0%B1%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%BE+%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82+%D1%8D%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B0+%D0%B4%D0%B5+%D0%B1%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%B52.jpg

Характер:
- Страхи: Больше всего Эжен боится, что если Гортензия узнает, что он любит ее, то она отвергнет его и будет считать его омерзительным; боится однажды сорваться и сделать ей больно. А еще он страшится однажды вернуться домой и не обнаружить родную сестру дома (имеется в виду – выдадут замуж без ведома/смерть) - приступы случаются периодически, особенно если делом не занят. В таких случаях обычно начинает писать письма, которые потом сжигает, дабы никто не увидел.
- Общее описание: четыре главных качества, определяющие жизненный путь Эжена, это честолюбие, гордость, бескомпромиссность и жажда славы. Именно они и формируют в нем то, что называют внутренним стержнем, на котором держится человек. Иногда гордостью и бескомпромиссностью приходится поступаться в рамках Игры, чего Эжен, конечно, старается избегать – в конце концов, главный игрок от их семьи, это его старший брат, ему и карты в руки.
Никогда не падает духом и всегда ищет выход из сложившейся ситуации. Как и любому полководцу, ему часто приходится балансировать между осторожностью и решительностью, хладнокровием и страстностью, что со стороны может создать впечатление о том, что Эжен порой сам не знает, чего хочет. Разумеется, это не так. Умение в нужный момент подождать, а затем ударить со всей решительностью и страстностью – вот что отличает великолепного полководца от хорошего. Хорошему не достает либо решительности, либо страсти. Во всяком случае, именно так склонен считать Богарне.

Биография:
Родился 9:10 Дракона, вторым из трех детей в одной из знатных и богатых семей Орлея, что и предопределило его судьбу – поскольку наследовать должен был старший брат – Жан-Виктор – то Эжен был отправлен на воспитание в Академию Шевалье. Жан-Виктор должен был заниматься политикой и Игрой, а Эжен – военным делом, ведь, по мнению отца семейства, герцога Александра де Богарне, больше достойных занятий в Орлее не было, да и быть не могло. Третьим же ребенком была младшая сестра, Гортензия.
Судя по всему, Гортензия должна была стать разменной монетой для братца в Игре – ее ждала участь так называемого династического брака. Для Эжена, любившего свою сестру больше, чем кого-либо из остальных членов семьи, возможно даже слишком сильно и вовсе не по-братски, подобное положение вещей казалось, мягко говоря, неприемлемым, и он, однажды, лично поклялся сестре, что она сама сможет творить свою судьбу. Это было опрометчивый поступок – больше Эжен никогда не совершал подобных ошибок и не давал невыполнимых обещаний.

Как уже упоминалось выше, Эжен был отдан на воспитание в Академию Шевалье. Как и все остальные претенденты, юный де Богарне проходил все мыслимые и немыслимые тренировки, учащие претерпевать боль, сопротивляться наркотикам и даже некоторым магическим эффектам. Бесконечные изнуряющие упражнения вроде бега в гору и лазанья по деревьям в полном доспехе, суровых спаррингов утяжеленным оружием и, конечно же, занятий по верховой езде и верховому бою сделали Эжена сильным и телом, и духом. По завершении обучения молодой де Богарне стал еще одним винтиком в машине убийства, которая именовалась Орден Шевалье – как и все выпускники, обагрив темной ночью клинок кровью остроухих и подписав, таким образом, своеобразный кровавый контракт.

Однако, помимо рубки и убийств, Эжена де Богарне в высшей степени интересовали вопросы стратегии и тактики. К тому же оставаться обычным шевалье он вовсе не собирался – в чем нельзя было отказать Эжену, так это в честолюбии и, по молодости, в жажде славы. В этом плане как нельзя кстати подвернулась возможность поучаствовать в борьбе перендейлских повстанцев против господства Неварры. Скрытно пробравшись в Перендейл с несколькими шевалье: Латур-Мобуром, Мюратом, Даву и Ланном, Богарне наладил с повстанцами контакт и, руководя ими, добился некоторых побед, на какое-то время даже лишив Неварру полноценного контроля над Перендейлом. В минуты досуга он, общению с товарищами, частенько предпочитал чтение: пока Ланн сражался на равных с Даву за доской в «Королевы», а Мюрат с Латур-Мобуром и несколькими партизанами играли в кости, Богарне жадно впивался глазами в описания кампаний времен Ферелденской войны и Ферелденского восстания, а также в записки, посвященные Героине Орлея.

Напакостив Неварре в Перендейле, Эжен после нескольких лет отсутствия вернулся домой, где успел проститься с тяжело больной матерью, застав ее буквально на смертном одре. Вскоре после смерти матери умирает и отец. Главой семьи становится Жан-Виктор, приняв на себя участие семьи в Игре.
Сам Эжен самостоятельного участия в Игре практически не принимает, выходя в свет лишь по настоянию своего брата и только тогда, когда это необходимо. Лишнего на светских раутах он никогда не болтает, обычно держится особняком от остальных дворян, предпочитая компанию таких же, как и он, шевалье, с которыми можно обсудить былые кампании, последние новости с границ и тому подобные вещи.
Но с каждым днем скука одолевала Эжена все больше и больше. Читая военные труды, описания кампаний и прочая-прочая, он, наконец, проникся идеей о том, что на смену рыцарству рано или поздно придут профессиональные военные и рекруты – рост населения, деградация аристократии и ордена Шевалье (все это было сугубо точкой зрения Эжена, которой он не с кем не делился) должны были этому поспособствовать. И поскольку скука уже была готова доконать Богарне, он решил попробовать создать войско по собственному разумению. 

Но прежде, чем получить возможность рекрутировать крестьян, ему пришлось стать по-настоящему популярным персонажем в этих землях и получить разрешение своего старшего брата – Жана-Виктора. Обе задачи дались ему нелегко – брата пугала сама возможность давать крестьянам в руки оружие, которое они могли поднять против него, в случае чего, да и привычное для любого орлесианца недоверие к ближнему своему: бесконечная Игра накладывает отпечаток даже на внутрисемейные отношения. Главным аргументом стало то, что брат слишком часто отсутствует в Вал Карентане, потому что вынужден упрочивать положение семьи у императрицы, в Вал Руайо. Таким образом, формально оставаясь владельцем земли, старший брат, скрепя сердце, сделал младшего брата управителем, наместником, на время своего отсутствия.

Имея полномочия, Эжен мог теперь заручиться поддержкой крестьян. Прежде всего, Богарне окружил себя знающими людьми, могущими давать правильные советы по управлению городом, деревней и, главное, по аграрному делу. Не забывал Богарне и о Жане-Викторе, который также давал ценные советы и иногда присылал необходимых Эжену людей.  В итоге, благодаря разумной трате средств, субсидированию успешных крестьянских хозяйств и другим мерам, урожай, который смогли собрать в землях дома Богарне, превысил предыдущий на десять процентов. А в следующем году, когда большая часть крестьян стала использовать новый тип удобрений и перешла на новую систему севооборота, показал рост еще на двадцать, подтвердив, что дело не просто в везении или благословлении Андрасте, но в правильной политике и внедренным в сельское хозяйство новшествам. Следующий год, однако, вследствие неблагоприятной погоды, выдался куда менее урожайным, но голод уже не угрожал Вал Карентану и его деревням – созданные запасы зерна, которые раздавались по низким цена, во-первых, не взвинтили цены на необходимый минимум продовольственных продуктов (перепродажа зерна из запасов по ценам выше чем десять процентов от первоначального была запрещена, всех спекулянтов, уличенных в этом, казнили прямо на месте), а во-вторых позволили прокормить даже самые бедные крестьянские хозяйства. Сено же для прокорма животных, чтобы те не подохли с голоду, пришлось завозить из других провинций и также раздавать крестьянам по минимальным ценам себе в убыток. Таким образом, семья де Богарне стала действительно популярной в окрестных землях, и хотя Благосостояние дома значительно уменьшилось, но то лишь на бумаге – инвестиции в собственную вотчину вот-вот должны были принести свои плоды. Вскоре Вал Карентан мог стать одной из самых успешных и процветающих провинций Орлея. «Монеты не должны лежать без дела. Вложенные правильно средства дают поразительный результат», - писал своему брату Эжен.

Теперь Богарне мог заняться тем, зачем все это затевал. Крестьяне больше не смотрели на него, как на типичного шевалье, со звериным страхом в глазах. Скорее, как на одного из своих благодетелей. Поэтому, когда Эжен объявил эдикт о создании ополчения, обучении рекрутов и военных сборах с маневрами два раза в год – во время, свободное от сбора или посадки урожая – крестьяне, скорее восприняли это как причуду одного из дворян, решившего поиграться в войну, и восприняли ее скорее даже с интересом и энтузиазмом, а не как еще одну повинность в пользу аристократии. Из горожан так же создавалось ополчение, но поскольку жители города обладали большим благосостоянием, они могли позволить себе вооружаться самостоятельно. Таким образом, Богарне получил ратников, вооруженных легкими доспехами, щитами и мечами, либо пиками. Некоторые предпочитали в угоду мечам и пикам арбалеты.

Эжен получил возможность на практике проверить свои теории. Оказалось, что лучшим оружием, которым можно вооружить плохо обученного военному делу, но зато весьма физически развитого жителя деревни – стрелковое. Выбирая между арбалетом и луком де Богарне отдал предпочтение именно луку, хотя обучение стрельбе из лука занимает большее время, нежели обучение обращению с арбалетом. Охотники обучали крестьян азам стрельбы из лука, добиваясь минимальной меткости, а затем специально приглашенные из-за рубежа (в основном из Антивы) военные инструктора, обучали крестьян навыкам навесной стрельбы и простейшим маневрам на поле боя. «Потешные полки» де Богарне вызывали у дворян лишь смех и получили прозвище "богарнешечки", до тех пор, пока не пришлось подавлять восстание против короны в соседней провинции.

Мятежный маркиз, попавший в опалу, решил, что больше не является вассалом короны. Он собрал войско, включавшее в себя до полусотни шевалье, несколько сотен тяжеловооруженных ратников и арбалетчиков. Ходили слухи, и вроде как даже были доказательства того, что маркиз пытался вступить в сношения с ферелденскими баннами, что развязало Эжену руки. Но маркиз допустил одну большую ошибку: желая продемонстрировать силу, он самостоятельно вторгся во владения дома Богарне, разграбил и сжег одну из деревень, а также перехватил торговый караван, перебив практически всех – лишь нескольким, включая владельца каравана, удалось достигнуть Вал Карентана и поведать о случившемся. Тем самым он упростил задачу Эжену - теперь ему достаточно было собрать ополчение под предлогом защиты собственных земель. Подобный призыв нашел отклик в сердцах крестьян - никому не хотелось, чтобы его собственная деревня пала следующей жертвой мятежного маркиза. Эжен сумел сосредоточить под своим командованием пять сотен крестьян-лучников и две сотни городского ополчения.
В результате быстрой кампании, подобной той, что Богарне проводил в Перендейле, он сумел отрезать мятежного маркиза от его собственных земель и вынудил того атаковать его позиции. Тогда-то и оказалось, что атака тяжелой кавалерии легко захлебывается под градом стрел, а оставшихся на ногах рыцарей хорошо добивают арбалетчики, прикрываемые латниками. Богарне понес минимальные потери, мятежный маркиз был убит лично де Богарне, без сожаления отрезавшего голову мятежному дворянину. Сперва Эжен даже хотел послать ее императрице, но после решил, что уж больно кровожадно получится. Он ограничился письмом своему брату, сообщающим о подавлении мятежа и павшем в бою маркизе, поспособствовав, таким образом, упрочнению положения дома Богарне при дворе. А еще утер нос аристократишкам, смешки которых поутихли с тех пор. Крестьянское и городское ополчение получило столь необходимый опыт походов, пусть и небольшой, но все же весьма и весьма ценный. Семьям погибших, а также лишившимся крова и вообще всем пострадавшим от действий мятежника была выплачена компенсация – все за счет контрибуции. Эжен также выделил средства и людей для восстановления сожженной деревни и разрушенных путей сообщения. В качестве награды Эжен де Богарне получил новообразованный маркизат Кан – часть вотчины мятежного маркиза. Естественно, что в новом своем владении Эжен также быстро ввел новые порядки.
В последующие годы занимался в основном тем, что обучал рекрутов во владениях своих и своего брата, организовывал маневры и участвовал в многочисленных турнирах, где как правило доходил до финальной стадии, имея честь скрещивать клинки с лучшими шевалье Орлея.

С началом восстания Гаспара де Шалона, за то, что сохранил верность императрице, а также за былые заслуги и богатый боевой опыт, а также не без деятельного участия своего старшего брата, сначала стал генералом, а затем, после поражения при Халамширале, был назначен командующим уцелевшими и сохранившими верность Селине войсками. Эжен к этой бойне не успел – он в это время занимался рекрутированием своего войска в герцогстве Карентан и маркизате Кан. Богарне также удалось собрать практически всех своих друзей: под знамена императрицы встала «Молодая Гвардия» шевалье - Жан Ланн, Иоахим Мюрат и Луи-Николя Даву, ставшие генералами в армии Эжена. К глубочайшему сожалению товарищей, Латур-Мобур внял гласу Гаспара, а не разума, и ушел к мятежному герцогу.
Осознавая, превосходство Гаспара в живой силе, усугубившееся из-за гибели гарнизона Халамширала, а также его незаурядные полководческие способности, де Богарне вовсе не собирался опрометчиво выступать в поход, предоставив де Шалону инициативу для возобновления масштабных боевых действий. Однако это не означает, что Эжен ничего не предпринимает, покорно ожидая Гаспара: ходят слухи, он уже нанял нескольких Ативанских воронов и заслал в земли Гаспара несколько небольших отрядов, с целью сорвать очередную фуражировку войск мятежного герцога.


Участник

Знакомство с каноном: Играл только в первую часть DA, с остальными событиями знаком по wiki-проекту, посвященному вселенной DA.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Пробный пост:

Отредактировано Эжен де Богарне (2015-04-11 19:03:36)

0

2

Ваша анкета принята, добро пожаловать!
Создайте пожалуйста тему будущих Хроник персонажа и заполните Игровую информацию.
Чтобы начать игру, можете обратиться напрямую к Гейм Мастерам или в тему Поиска игроков.
И конечно же милости просим во Флуд, знакомиться и общаться.

0


Вы здесь » Плоды Гордыни » Принятые анкеты » "Черный Лебедь Императрицы"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC