Плоды Гордыни

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Плоды Гордыни » Принятые анкеты » Sins of my father


Sins of my father

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Знакомство

Имя: Натаниэль Хоу.

Дата рождения: 9:07 Века Дракона.

Характер: говорят, что дети не в ответе за грехи своих отцов, однако Натаниэль никогда не верил в это. С того самого момента, как он стал Серым Стражем, вся его жизнь – искупление, в которой есть место лишь верности и долгу. Он научил себя быть хорошим командиром, строгим, но справедливым, способным сохранять спокойствие и трезвость рассудка в большинстве ситуаций. Он считает, что вести за собой стоит не только словом, но и примером, стараясь во всем соответствовать своему же недостижимому идеалу.
Впрочем, иногда маска трескается, обнажая то, каким мужчина был до предательства отца, обрекшего их семью на позор. Он остер на язык и легко подхватывает обычно шутливый тон Сигурн, при желании (и толике везения) может перепить Огрена, с удовольствием нянчится с сыном Делайлы. На самом деле, рядом со своей сестрой Натаниэль, кажется, становится совершенно другим человеком – мягким, заботливым, улыбающимся открыто и искренне. С него будто бы снимают узы вездесущего долга, которые обычно сковывают его в Башне Бдения.
С Ферелденским Командором Серых стражей у Натаниэля сложились крайне своеобразные отношения. Он безгранично уважает волшебницу и испытывает благодарность за то, что она сумела увидеть в нем не только сына предателя. Порой ему кажется, что этот долг, шанс на искупление, он не отдаст даже стократ спасая ее жизнь. Для мужчины Солона Амелл – белоснежная статуя наподобие тех, которые устанавливают в храмах чтя Андрасте. То, к чему нельзя прикоснуться не замарав кровью на его руках. Потому он наблюдает за ней со стороны, ограждая от любой опасности, поддерживая, когда она нуждается в этом, но никогда не приближаясь ближе расстояния вытянутой руки.

Дополнительно: род Хоу не всегда слыл родом предателей — когда-то среди них были и Серые Стражи, и герои Восстания, и истинные патриоты Ферелдена. Сейчас же от былого величия остался лишь герб да выцветшие портреты, с укоризной глядящие на последнего наследника, добровольно отрекшегося от всего, что однажды полагалось ему по праву. Их было трое — Натаниэль, вечный старший брат, Делайла, улыбчивая, открытая, и Томас, самый младший, всеобщий любимец. Когда эрл Рендон отправлял своего первенца в Вольную Марку, его второму сыну едва пошел восьмой год. Натаниэль навсегда запомнил его смешным, пухлым мальчишкой, смущенно прячущимся за материнскими юбками. Кажется, Делайла плакала. Украдкой от родителей, в суматохе последних приготовлений к отплытию, она вложила в ладонь старшего брата простое золотое кольцо и прошептала: «Чтобы ты не забыл нас.»
Для шестнадцатилетнего юноши путешествие в чужую страну было одновременно и пугающим, и будоражащим воображение. Конечная цель его дороги, Киркволл, не разочаровала. Тогда Город Цепей все еще был богатой, шумной гаванью, полной экзотических товаров и гостей из дальних земель. Новая семья, в которой Натаниэлю предстояло изучать премудрости дипломатии и прочих наук, необходимых знатному молодому человеку, разительно отличалась от его собственной. Не смотря на разницу в характерах, между супругами Лебертами царило абсолютное взаимопонимание, благосклонно влияющее и на их детей. Ферелденцу, привычному к вечным склокам родителей и необходимости защищать сестру от желания матери сделать ее своей идеальной копией, по началу все это казалось игрой на публику. Он старательно искал в словах и действиях окружающих фальшь, в конце-концов с удивлением убеждаясь, что гармония их дома настоящая.
Следующие восемь лет он провел между Киркволлом и Оствиком, следуя за своим наставником. Глава рода Леберт был строгим учителем, впрочем, иногда позволявшим  воспитаннику определенные вольности. На одной из шумных вечеринок Натаниэль познакомился с Себастьяном Ваэлем — младшим сыном Старкхевенского Принца. Юноши, на редкость быстро нашли общий язык. В отличии от своего нового друга, Себастьян имел репутацию редкостного повесы, в кратчайшие сроки организовав для ферелденца экскурсию по всем злачным местам Киркволла. В дальнейшем они долгое время поддерживали переписку, прерывая ее лишь когда семейство Ваэлей заперло неугодного им сына в Церкви.
Весть о начале Пятого Мора прибыла в Киркволл вместе с первыми беженцами и тревожными слухами о гибели Короля Кайлана, в зависимости от рассказчика, предательстве то Логейна Мак-Тира, то Серых Стражей, и разгорающейся гражданской войне. Рейфорд Леберт без лишних возражений отпустил Натаниэля домой, однако отыскать корабль, который согласился бы на путешествие в Амарантайн, оказалось крайне сложно. Купцы обходили Ферелден стороной.
Одновременно с этим перестали приходить письма от Делайлы и Томаса, пробуждая в сердце запертого в Вольной Марке юноши недоброе предчувствие. Его тревогу ненадолго уняло послание от отца, сообщающее, что новый регент за помощь с устранением предателей Кусландов даровал роду Хоу тейринг Хайевер. Представить Брайса Кусланда, бок о бок с  Мэриком Тейрином прошедшего Восстание, кем-либо, кроме лояльного вассала Короля Кайлана, Натаниэлю было крайне сложно, однако война нередко пробуждала в людях худшее. Следуя совету своего наставника, он умерил пыл и заставил себя отложить планы на возвращение в Амарантайн, ожидая новых вестей.
Увы, они оказались плохими. Один из купцов, зная, что Леберты воспитывают наследника Хоу, пришел к ним чтобы сообщить — Элисса Кусланд казнила Рендона Хоу без честного суда, как собаку, вместо своего отца нарекая его предателем. В ту же ночь Натаниэль исчез. Его гнала ненависть, страх за судьбу сестры и брата, желание отомстить. В Амарантайн он прибыл инкогнито, пряча лицо под капюшоном и жадно прислушиваясь к охотно пересказываемым в портовых тавернах слухам. Из них он узнал, что весь эрлинг и Башня Бдения переданы Серым Стражам в награду за победу над архидемоном и возведение на престол одного из них, бастарда Короля Кайлана. У Натаниэля больше не было наследства и гроша за душой, кроме того, что он в спешке захватил с собой из дома Лебертов. Добрая часть этих денег ушла на выпивку, и, очнувшись утром с кошмарной головной болью, он неожиданно ясно понял, что нужно делать дальше — он должен вернуться в свой старый дом.
Дорога до Башни Бдения принесла с собой лишь новую боль. Прибившись к группе возвращающихся с ярмарки фермеров, он узнал, что Томас погиб во время штурма родовой твердыни, а Делайла исчезла без следа. Некоторые говорили, что ее пустили по кругу солдаты Кусландов, затем перерезав горло, другие же твердили, что ей удалось сбежать еще до осады. Как бы там ни было, дома Натаниэля ждали лишь чужие, недружелюбные лица.
Ступив в родные стены под надежным прикрытием темноты, он надеялся проделать задуманное быстро и бесшумно, но вместо этого непозволительно глупо попался. От Командора Серых Стражей, теперь управляющего его землями, он ожидал чего угодно — петли, долгого допроса, того, что она не окажется усталой девчонкой с посохом за спиной, приказавшей отпустить его вместе с любыми семейными реликвиями, которые он хотел  забрать. Она и ее Орден удивили его. Натаниэль надеялся, что они — хладнокровные убийцы, предатели, алчные лишь до наживы и власти. Но на деле... На деле в них было благородство. То, что могло бы позволить ему заново обелить имя Хоу. То, что приблизило бы отравленный кончик его стрелы к горлу Элиссы Кусланд. В конце-концов, он сам попросил Командора принять его в Серые Стражи, тем самым сделав себя неуязвимым перед местью новой тейрны Хайевера.
Кто мог знать, что это решение на деле окажется воистину судьбоносным? Он пережил Посвящение и последовавшие за ним кошмары, научился прикрывать спины своих новых побратимов, убивать порождений тьмы, а не бандитов, вновь отыскал Делайлу. Слава Создателю, она была жива, невредима и, не смотря ни на что, счастлива. Став из знатной дамы женой простого торговца, она не скучала о прошлой жизни, искренне ненавидя отца. Именно от сестры Натаниэль узнал, что на самом деле произошло в Хайевере. Узнал и ужаснулся.
Месть, доселе руководящая всеми его чувствами и действиями, разом утратила свой смысл. Отец не был достоин того, чтобы ради него бросать на ветер жизнь и развязывать кровную войну с Кусландами, однако вес содеянного им, вес позора, всецело лег на плечи последнего наследника рода Хоу. Ради сестры и нерожденного племянника, ради всех их благородных предков, Натаниэль был обязан вновь обелить семейное имя. К счастью, сделать это он мог верным служением Ордену.
За последующие годы он сумел оправдать и завоевать доверие не только Командора, но и прочих ферелденских Серых Стражей. В начале ему доверяли лишь тренировку новых рекрутов под бдительным присмотром прибывшего из Орлея более опытного пополнения. Вторым шагом была вербовка — на прилегающих к Амарантайну землях многие все еще с уважением относились к имени Хоу, охотно вслушиваясь в слова Натаниэля. Для них он был всем, чем не смог стать его отец. Верным, а не амбициозным, уравновешенным, а не вспыльчивым, в первую очередь заботящимся о подчиненных, а не о собственном благополучии. Искупление, которым жил мужчина, нашло отклик во многих солдатах однажды слепо последовавших за своим эрлом на штурм Хайевера. Из них в последствии Натаниэль, став старшим стражем, сформирует свой собственный отряд, совершающий длительные вылазки на Глубинные Тропы с целью раннего обнаружения скоплений порождений тьмы, их дальнейшей ликвидации и создания карт новых ходов и тейгов.
Когда ферелденским Серым Стражам стало известно о найденном экспедицией Бартранда Тетраса тейге, Командор не колебалась ни секунды. Благодаря годам проведенным в Вольной Марке и опыту, приобретенному на Глубинных Тропах, Натаниэль и его люди были идеальными кандидатами для проверки насколько глубоко на самом деле спустился гном в поиске наживы. Стражи не доверяли одним лишь картам — впервые к давно сформировавшемуся отряду присоединился один из более неопытных бойцов, Карвер Хоук, входивший в состав первого похода. Он часто упоминал отступника, спасшего ему жизнь, и Хоу понемногу начинал подозревать, что знает, о ком идет речь.
Андерс отыскал их сам. Маг разительно отличался от балагура, которым его помнил Натаниэль, и по уму его следовало задержать, под конвоем возвращая в Амарантайн, однако мужчину остановило одно весомое «но». Его отряд был раздроблен и потрепан — если Хоук не захотел бы отдавать одержимого добровольно, шансов на победу в незамедлительно начавшейся схватке у стражей не было. Неохотно Натаниэль отступил, впрочем, сразу же сообщая о неожиданной находке в Башню Бдения.
Об этом поступке Натаниэль, к моменту Киркволльских волнений дослужившийся до звания Констебля и, по факту, ставший правой рукой Командора, еще успел пожалеть. Если бы он знал, чем обернется его доброта. Если бы мог вернуть время вспять. Соло...Героиня Ферелдена не раз просила его не винить себя, однако вина давно стала для мужчины такой же привычной, как и дыхание. Она сжимала его грудь стальными обручами когда они с Делайлой дважды в год склонялись над могилой, которую вместе соорудили для Томаса, так и не отыскав где покоится его тело. Он видел ее в глазах тех, кто однажды служил его отцу. Она была слезами на щеках его сестры, аккуратно укладывающей цветы поверху почти незаметного холмика земли, под которым лежали кости их матери.


Участник

Знакомство с каноном: три игры, большая часть книг, википедия.

Контактная информация:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Натаниэль Хоу (2015-04-19 15:10:45)

0

2

Ваша анкета принята, добро пожаловать!
Создайте пожалуйста тему будущих Хроник персонажа и заполните Игровую информацию.
Чтобы начать игру, можете обратиться напрямую к Гейм Мастерам или в тему Поиска игроков.
И конечно же милости просим во Флуд, знакомиться и общаться.

0


Вы здесь » Плоды Гордыни » Принятые анкеты » Sins of my father


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC